В преддверии памятной даты из жизни Владимира Высоцкого, мы хотим представить исследование его творчества клиническим психологом, психотерапевтов Юрием Лемеховым. Заранее предупреждаем, что не со всем, что написано в этой статье, мы однозначно согласны, однако, чтобы быть объективным, как мы знаем, необходимо рассматривать проблему с разных ракурсов, изучая разные точки зрения, и только тогда, возможно, мы приблизимся к истине...

Юрий Лемехов, клинический психолог, психотерапевт в своей статье пишет о жизни Владимира Высоцкого: «Вначале мне хотелось бы сказать несколько слов по поводу личности Высоцкого, точнее – в чем заключалась его трагедия. Для этого передаю слово Михаилу Литваку (книга «Командовать или подчиняться»):

«Жажда признания вышестоящих карликов, или синдром Высоцкого. Мне представляется, что много гениев, известных и неизвестных, у нас гибнет или делают меньше, чем могли, из-за того, что не могут обойтись без признания власть имущих.

Владимир Высоцкий

Ведь Высоцкий был признан народом, но все же переживал из-за того, что не имел соответствующего документа. Те же муки испытывал Пушкин из-за того, что его назначили на очень маленькую должность. Примеры можно продолжить. Этот синдром отнимает много душевных сил (душит обида, когда не признают твоих заслуг). Зря тратятся время и средства для добычи блестящих камушков. Меня давно уже беспокоит проблема этой сорочьей психологии, которая замедляет личностный рост и приводит к болезням. Посмотрите на визитные карточки многих добившихся формального успеха людей. Там уже их имени некуда ставить. Начинаешь сомневаться, а есть ли у них успех фактический. К сожалению, эта болезнь и у меня протекает в хронической форме, а иногда и с обострениями. Так и хочется сообщить на весь мир, что еще и… Не буду перечислять всех своих регалий. Получение их отняло у меня много времени и сил. Лучше бы еще пару книг написал. Но зато хочу отметить, что я уже не преподаватель Ростовского государственного медицинского университета. Я уже не президент Северо-Кавказской психотерапевтической ассоциации. Думаю, что скоро я уже не буду главным психотерапевтом Ростовской области».

Михаил Литвак

Таким образом, Литвак пишет, что Высоцкого не признавали власти, но ему удалось завоевать народ. Соглашусь, но дополню. Народ он, конечно, завоевал, однако тот же народ не до конца понимал всей глубины его творчества. Пожилое поколение отмечает: «Да, пел хорошо, песни хорошие». И все. СМЫСЛА его песен НЕ ПОНИМАЛИ. К сожалению.

Ни для кого не секрет, что Высоцкий злоупотреблял алкоголем. Одной из основных причин были запреты власти, которая, мало того, что не признавала Гения, но часто забраковывала созданные им шедевры (для кино и театральных постановок) и постоянно вставляла палки в колеса. Но это еще полбеды. Наркотики Владимир Семенович начал употреблять примерно в конце 1978 – начале 1979 года, когда окончательно потерял смысл жизни. Я его понимаю. Он кричал, а его либо слушали, но не слЫшали (народ), либо даже не слушали (власти). Казалось бы, поешь стадиону, а понимают тебя горстка мыслящих людей. Как писал Ницше («Так говорил Заратустра»):

Фридрих Ницше

«Произнесши эти слова (о сверхчеловеке; сверхчеловек по Ницше – психически и психологически здоровый человек; человек по Ницше – Невротик; Ю.Л.), Заратустра снова посмотрел на народ и умолк. «Вот стоят они, говорил он в сердце своем, — вот смеются они: они не понимают меня, мои речи не для этих ушей. Неужели нужно сперва разодрать им уши, чтобы научились они слушать глазами? Неужели надо греметь, как литавры и как проповедники покаяния (этот момент я подробнее разбирал в первой части творчества Владимира Семеновича; вкратце отмечу, что речь здесь идет о тех, кто пропагандирует страдания на земле и рай на небе; Ю.Л.)? Или верят они только заикающемуся (тому, кто многократно повторяет одно и то же; Ю.Л.)?».

Сам Высоцкий в документальном кинофильме «Мне есть что спеть» говорит, что вкладывает в каждую, пусть даже шуточную песню, серьезный смысл, который «не все воспринимают серьезно». В итоге, на бессознательном уровне поэт понял, что докричаться до народа не сможет. Менее чем через два года он ушел из жизни.

Раз уж мы заговорили о смысле жизни, перейду к анализу его песни «Мне судьба до последней черты…». Думаю, что вскоре после написания этой песни, датируемой 1977 годом, он утратил веру. Веру в народ, веру в то, что когда-либо будет Услышан и Понят!

Юрий Лемехов в своей статье приводит психологический анализ и разбор следующих песен Владимира Семеновича Высоцкого: «Песня про любовь в средние века» («Сто сарацинов я убил…»); «Песня о сумасшедшем доме» («Сказал себе: брось писать…»); «Песня о друге»; «Баллада о брошенном корабле»; «Песня о переселении душ»; «Баллада о Кокильоне».

Например, песня Про любовь в Средние Века. «Сто сарацинов я убил…».

Сто сарацинов я убил во славу ей,
Прекрасной даме посвятил я сто смертей.
Но наш король, лукавый сир, Затеял рыцарский турнир.
Я ненавижу всех известных королей!

Вот мой соперник, рыцарь Круглого стола.
Чужую грудь мне под копье король послал,
Но в сердце нежное ее мое направлено копье.
Мне наплевать на королевские дела!

Герб на груди его — там плаха и петля,
Но будет дырка там, как в днище корабля.
Он самый первый фаворит, к нему король благоволит.
Но мне сегодня наплевать на короля!

Король сказал: — Он с вами справится шаля.-
И пошутил: — Пусть будет пухом вам земля.-
Я буду пищей для червей, тогда он женится на ней.
Простит мне бог, я презираю короля!

Вот подан знак. Друг друга взглядом пепеля,
Коней мы гоним, задыхаясь и пыля.
Забрало поднято — изволь. Ах, как волнуется король!
Но мне, ей-богу, наплевать на короля!

Итак, все кончено. Пусть отдохнут поля.
Вот льется кровь его на стебли ковыля.
Король от бешенства дрожит, но мне она принадлежит.
Мне так сегодня наплевать на короля!

Но в замке счастливо мы не пожили с ней:
Король в поход послал на сотни долгих дней.
Не ждет меня мой идеал. Ведь он — король, а я — вассал,
И рано, видимо, плевать на королей.

Высоцкий умело показывает, как родители могут на корню испортить отношения влюбленных. К сожалению, и в наше время – это не редкость. Так, если раньше короли отправляли неугодных рыцарей в походы, то теперь заботливые мамы, папы, бабушки, дедушки, братья и сестры умело влезают в личную жизнь близкого человека, портя ее своей критикой и советами и, таким образом, сознательно или неосознанно способствуя либо полному разрыву отношений, либо разладу и ссорам в семье. Не должен никто ни от кого зависеть: ни муж от жены, ни жена от мужа. Тем более, никто из них не должен завесить (материально или психологически) от чьих-либо родителей.
Этой песней Высоцкий как бы задает вопрос слушателю: «А требует ли любовь риска для собственной жизни, а, тем более – человеческих жертв?».

Английский поэт и писатель XIX века, Оскар Уайльд в коротком рассказе «Соловей и Роза» великолепно описывает ненужные жертвы ради любви: молодой студент влюбился в девушку. Но та сказала, что будет танцевать с ним только если он подарит ей красную розу. Дело происходило зимой, и в садах росли исключительно белые розы. Юноша сильно опечалился и долго плакал. Его плач и причитания услышал Соловей и решил помочь студенту. Он долго искал для юноши красную розу, но единственный куст, который мог ее дать, сказал Соловью, что ему придется принести себя или кого-то другого в жертву, чтобы ее получить, что цена слишком высока и вряд ли кто-то отважится на подобный поступок: «Если ты хочешь получить красную розу, — молвил Розовый Куст, – ты должен сам создать ее из звуков песни при лунном сиянии, и ты должен обагрить ее кровью сердца. Ты должен петь мне, прижавшись грудью к моему шипу. Всю ночь ты должен мне петь, и мой шип пронзит твое сердце, и твоя живая кровь перельется в мои жилы и станет моею кровью». Соловей согласился. Уайльд трогательно описывает все муки Соловья: «Розовый Куст крикнул Соловью, чтобы тот крепче прижался к шипу. — Крепче прижмись ко мне, милый Соловушка, не то день придет раньше, чем заалеет роза! Соловей еще сильнее прижался к шипу, и острие коснулось наконец его сердца, и все тело его вдруг пронзила жестокая боль. Все мучительнее и мучительнее становилась боль, все громче и громче раздавалось пенье Соловья, ибо он пел о Любви, которая обретает совершенство в Смерти, о той Любви, которая не умирает в могиле». И «- Смотри! — воскликнул Куст. — Роза стала красной! Но Соловей ничего не ответил. Он лежал мертвый в высокой траве, и в сердце у него был острый шип. В полдень Студент распахнул окно и выглянул в сад». Студент был вне себя от счастья. Он сорвал розу и подарил ее любимой девушке, но та сказала, что все равно с ним танцевать не будет: «Девушка нахмурилась. — Боюсь, что эта роза не подойдет к моему туалету, — ответила она. — К тому же племянник камергера прислал мне настоящие каменья, а всякому известно, что каменья куда дороже цветов». И «Какой вы грубиян! Да и кто вы такой, в конце концов? Всего-навсего студент. Не думаю, чтоб у вас были такие серебряные пряжки к туфлям, как у камергерова племянника». Рассказ заканчивается тем, что студент выбросил розу на дорогу, и по ней проехалась телега, а сам он отправился домой дальше изучать философию. Вот и думайте после этого, требует ли Настоящая Взаимная Любовь жертв? На мой взгляд – нет. Подарками не приобретаешь прав!

Песня о Сумасшедшем доме. «Сказал себе: Брось писать…».

Сказал себе я: брось писать, —
но руки сами просятся.
Ох, мама моя родная, друзья любимые!
Лежу в палате — косятся,
не сплю: боюсь — набросятся, —
Ведь рядом — психи тихие, неизлечимые.

Бывают психи разные —
не буйные, но грязные, —
Их лечат, морят голодом, их санитары бьют.
И вот что удивительно:
все ходят без смирительных
И то, что мне приносится, все психи эти жрут.

Куда там Достоевскому
с «Записками» известными, —
Увидел бы, покойничек, как бьют об двери лбы!
И рассказать бы Гоголю
про нашу жизнь убогую, —
Ей-богу, этот Гоголь бы нам не поверил бы.

Вот это мука, — плюй на них! —
они же ведь, суки, буйные:
Все норовят меня лизнуть, — ей-богу, нету сил!
Вчера в палате номер семь
один свихнулся насовсем —
Кричал: «Даешь Америку!» — и санитаров бил.

Я не желаю славы, и
пока я в полном здравии —
Рассудок не померк еще, но это впереди, —
Вот главврачиха — женщина —
пусть тихо, но помешана, —
Я говорю: «Сойду с ума!» — она мне: «Подожди!»

Я жду, но чувствую — уже
хожу по лезвию ноже:
Забыл алфавит, падежей припомнил только два…
И я прошу моих друзья,
чтоб кто бы их бы ни был я,
Забрать его, ему, меня отсюдова!

Песня больного шизофренией, принудительно помещенного в психиатрическую больницу для оказания ему необходимой помощи. Уважаемые Читатели, пусть Вас не смущает фраза: «Я говорю: «Сойду с ума!»», якобы свидетельствующая о наличии критичности мышления (как правило, именно невротические личности боятся сойти с ума, и понимают всю чуждость и нелепость таких мыслей). – У больных шизофренией такие мысли тоже могут иметься, однако носят они совершенно другой характер – расстройства мышления в форме бреда – невротик Борется с навязчивостями, считая данные мысли ненормальными, а больной шизофренией борется со всеми вокруг, кто, как он полагает, воздействует на него и намеревается свести его с ума. А навязчивости свои считает чем-то нормальным – во всяком случае, Не ведет с ними борьбу и, если можно так выразиться, смиряется с ними.
«Забыл алфавит, падежей припомнил только два» – показан итог шизофрении, практически всегда ведущий к дефекту личности, выражающемуся в разорванности мышления (и речи – шизофазии), его соскальзывании, аутизме, а также апатико-абулическом синдроме.
Подробнее о психиатрии автор написал в статье «Психиатрические болезни»).


Фразу «Даешь Америку!» можно понимать двояко: с одной стороны, это фраза психически больного, но с стороны – что тех, кто активно выступал против советского режима, нередко помещали в психиатрическую лечебницу на принудительное лечение, которое иногда тянулось годами – и, таким образом, с помощью медикаментов калечили психику вполне здоровых людей, тем самым превращая их в овощей –при советском режиме так называемая «Карательная психиатрия» отнюдь не была редкостью.

Песня о друге. «Если друг оказался вдруг…»

Если друг оказался вдруг и не друг и не враг а так
Если сразу не разберешь плох он или хорош
Парня в горы тяни рискни не бросай одного его
Пусть он в связке одной с тобой
Там поймешь кто такой
Если парень в горах не ах если сразу раскис и вниз
Шаг ступил на ледник и сник
Оступился и в крик
Значит рядом с тобой чужой
Ты его не брани гони
Вверх таких не берут и тут про таких не поют
Если ж он не скулил не ныл
Пусть он хмур был и зол но шел
А когда ты упал со скал он стонал но держал
Если шел за тобой как в бой
На вершине стоял хмельной
Значит как на себя самого
Положись на него
Значит как на себя самого
Положись на него

В песне Высоцкий зовет друга Покорять Вершины, идти по жизни вместе, плечом к плечу, расти и развиваться. Вести общие дела, которые сближают. Если человек ненадежный, то критикует личность, не умеет радоваться успехам, ноет, обвиняет – поэт справедливо полагает, что не следует его оскорблять в ответ – надо всего лишь с ним проститься, простить его и забыть.
Если человек надежный – он не будет «скулить и ныть», что бы ни случилось – будет идти с тобой до конца, сумеет порадоваться твоим успехам, даст конструктивную критику твоим поступкам, протянет руку помощи в беде. После успешной корректировки своей личности, когда невротическая пелена тумана спала с моих глаз, я увидел, кто есть кто: кто настоящий друг-единомышленник, а кто – лишь прикрывается благими намерениями; с кем можно делать дело, а кто напрасно отнимает душевные силы и время.

Баллада о брошенном корабле. «Капитана в тот день называли на ты…».

Капитана в тот день называли на ты,
Шкипер с юнгой сравнялись в талантах;
Распрямляя хребты и срывая бинты,
Бесновались матросы на вантах.

Двери наших мозгов
Посрывало с петель
В миражи берегов,
В покрывала земель,
Этих обетованных, желанных —
И колумбовых, и магелланных.

Только мне берегов
Не видать и земель —
С хода в девять узлов
Сел по горло на мель!
А у всех молодцов —
Благородная цель…
И в конце-то концов —
Я ведь сам сел на мель.

И ушли корабли — мои братья, мой флот,-
Кто чувствительней — брызги сглотнули.
Без меня продолжался великий поход,
На меня ж парусами махнули.

И погоду и случай
Безбожно кляня,
Мои пасынки кучей
Бросали меня.
Вот со шлюпок два залпа — и ладно!-
От Колумба и от Магеллана.

Я пью пену — волна
Не доходит до рта,
И от палуб до дна
Обнажились борта,
А бока мои грязны —
Таи не таи,-
Так любуйтесь на язвы
И раны мои!

Вот дыра у ребра — это след от ядра,
Вот рубцы от тарана, и даже
Видны шрамы от крючьев — какой-то пират
Мне хребет перебил в абордаже.

Киль — как старый неровный
Гитаровый гриф:
Это брюхо вспорол мне
Коралловый риф.
Задыхаюсь, гнию — так бывает:
И просоленное загнивает.

Ветры кровь мою пьют
И сквозь щели снуют
Прямо с бака на ют,-
Меня ветры добьют:
Я под ними стою
От утра до утра,-
Гвозди в душу мою
Забивают ветра.

И гулякой шальным все швыряют вверх дном
Эти ветры — незваные гости,-
Захлебнуться бы им в моих трюмах вином
Или — с мели сорвать меня в злости!

Я уверовал в это,
Как загнанный зверь,
Но не злобные ветры
Нужны мне теперь.
Мои мачты — как дряблые руки,
Паруса — словно груди старухи.

Будет чудо восьмое —
И добрый прибой
Мое тело омоет
Живою водой,
Моря божья роса
С меня снимет табу —
Вздует мне паруса,
Словно жилы на лбу.

Догоню я своих, догоню и прощу
Позабывшую помнить армаду.
И команду свою я обратно пущу:
Я ведь зла не держу на команду.

Только, кажется, нет
Больше места в строю.
Плохо шутишь, корвет,
Потеснись — раскрою!

Как же так — я ваш брат,
Я ушел от беды…
Полевее, фрегат,-
Всем нам хватит воды!

До чего ж вы дошли:
Значит, что — мне уйти?!
Если был на мели —
Дальше нету пути?!
Разомкните ряды,
Все же мы — корабли,-
Всем нам хватит воды,
Всем нам хватит земли,
Этой обетованной, желанной —
И колумбовой, и магелланной!

По мнению автора, речь идет не о корабле. Он выступает здесь в качестве метафоры. Высоцкий кричит: «Люди, дайте шанс тем, кто оступился, не будьте такими жестокими. Ведь те, кто оступились, имеют право жить дальше как полноценные члены общества!». Но нет, увы, в нашем мире все не так.

Морально мы уничтожаем тех людей, которые хотя бы раз допустили ошибку. Мы не умеем прощать. Наверное, именно поэтому бывшие заключенные, вернувшись на свободу, снова совершают преступления и опять попадают в тюрьму на еще более долгий срок. Они уже отбыли свое наказание, а к ним все равно продолжают относиться как к преступникам, не считают их за людей.

Высоцкий справедливо полагает, что благ в мире хватит на всех, что Жить достоин каждый человек: «Всем нам хватит воды…». Далее он обращается к народу и властям: «Если был на мели — Дальше нету пути?!». Увы, социум жесток. Его ответ: «Нет». Мы отворачиваемся от оступившихся в жизни людей: «Мои пасынки кучей Бросали меня». Но каждый из нас делает этот самый социум: ведь последний состоит из суммы Отдельно взятых людей! Улучшай себя – улучшишь и социум, в котором живешь.

Однако не следует сидеть сложа руки и рассчитывать на чудо. Это только в песне: «Будет чудо восьмое». И еще: надо верить! Без веры наша жизнь бессмысленна: «Я уверовал в это». Неважно, во что Вы верите, в Законы Жизни, Природы, Божьи Законы, ни во что не верите, в черта, в Бога. Потеряв веру, человек становится одиноким и теряет смысл жизни.

Песня о переселении душ. «Кто верит в Магомета, кто в Аллаха…».

Кто верит в Магомета, кто — в Аллаха, кто — в Иисуса,
Кто ни во что не верит — даже в черта, назло всем,-
Хорошую религию придумали индусы:
Что мы, отдав концы, не умираем насовсем.

Стремилась ввысь душа твоя —
Родишься вновь с мечтою,
Но если жил ты как свинья —
Останешься свиньёю.

Пусть косо смотрят на тебя — привыкни к укоризне,-
Досадно — что ж, родишься вновь на колкости горазд.
И если видел смерть врага еще при этой жизни,
В другой тебе дарован будет верный зоркий глаз.

Живи себе нормальненько —
Есть повод веселиться:
Ведь, может быть, в начальника
Душа твоя вселится.

Пускай живешь ты дворником — родишься вновь прорабом,
А после из прораба до министра дорастешь,-
Но, если туп, как дерево — родишься баобабом
И будешь баобабом тыщу лет, пока помрешь.

Досадно попугаем жить,
Гадюкой с длинным веком,-
Не лучше ли при жизни быть
Приличным человеком?

Так кто есть кто, так кто был кем?- мы никогда не знаем.
С ума сошли генетики от ген и хромосом.
Быть может, тот облезлый кот — был раньше негодяем,
А этот милый человек — был раньше добрым псом.

Я от восторга прыгаю,
Я обхожу искусы,-
Удобную религию
Придумали индусы!

Действительно, индусы придумали удобную религию. Если прожить правильно, в соответствии с Законами Жизни, то в следующей жизни займешь еще более значительную и высокую должность.

Ну, а если жить как свинья, гадюка или облезлый кот, то и в следующей жизни ничего хорошего тебя не ждет. А вообще, конечно, в сто раз правильнее хорошо и достойно жить в этом мире, не думая о благах загробного. Да и не будет их там, этих благ на небесах, если здесь, на земле, живешь, как попало.

Верно писал Ницше «Я заклинаю вас, братья мои, оставайтесь верны земле и не верьте тем, кто говорит вам о надземных надеждах! Они отравители, все равно, знают ли они это или нет» и «Больными и умирающими были те, кто презирали тело и землю и изобрели небо (религию и Бога; Ю.Л.) и искупительные капли крови (по их мнению, здесь, на Земле, необходимо жить в страдании, чтобы там, на небе, жить в раю; живя плохо на земле, мы, с их точки зрения, искупаем свою вину перед Богом, поэтому должны попасть в небесный рай; Ю.Л.); но даже и эти сладкие и мрачные яды брали они у тела и земли! (верно; от неправильной, страдальческой жизни страдает в первую очередь, наше тело!; Ю.Л.)

Своей нищеты хотели они избежать, а звезды были для них слишком далеки. Тогда вздыхали они: «О, если б существовали небесные пути, чтобы прокрасться в другое бытие и счастье!» — тогда изобрели они свою выдумку (религию; Ю.Л.) и кровавое пойло! (душевные страдания; или стремление на земле жить в невротизме, чтобы счастье посетило их в небесном раю; Ю.Л.). Эти неблагодарные — они грезили, что отреклись от своего тела и от этой земли. Но кому же обязаны они судорогами и блаженством своего отречения? Своему телу и этой земле» и «Лучше слушайтесь, братья мои, голоса здорового тела: это — более правдивый и чистый голос (удивительно точно! Наш организм сразу сигналит нам болью, слабостью, болезнью, если мы что-либо делаем неправильно; Ю.Л.). Более правдиво и чище говорит здоровое тело, совершенное и прямоугольное (труд Аристотеля «Риторика», в нем древнегреческий мыслитель пишет, что «нравственно хороший человек четырехуголен»; греки считали четырехугольник совершенной фигурой; здесь он выступает в роли метафоры; Ю.Л.); и оно говорит о смысле земли». Более того, скажу несколько перефразированными словами Михаила Литвака: «Если мы не живем по Законам Божьим, то есть живем, страдая, мы предаем самого Бога!». Этой фразой я хочу обратиться к тем, кто, живя в страдании, полагает, что живет праведно и правильно. Уважаемые Читатели, я не против религии, но я против страданий!

Баллада о Кокильоне «Жил был учитель скромный Кокильон…».

Жил-был
учитель скромный Кокильон.
Любил
наукой баловаться он.

Земной поклон за то, что он был в химию влюблен,
И по ночам над чем-то там химичил Кокильон.

Но, мученик науки гоним и обездолен,
Всегда в глазах толпы он — алхимик-шарлатан.
И из любимой школы в два счета был уволен,
Верней, в три шеи выгнан непонятый титан…

Титан
лабораторию держал
И там
он в муках истину рожал.

За просто так, не за мильон, в трехсуточный бульон
Швырнуть сумел все, что имел, великий Кокильон.

Как яблоко, упавши на голову Ньютона,
Толкнуло Исаака к закону о Земле,
Так случай не замедлил ославить Кокильона, —
Однажды в адском супе заквасилось желе.

Бульон
изобретателя потряс.
Был он —
ничто: не жидкость и не газ.

Минуту гений был смущен, но — чудом окрылен,
На всякий случай «Эврика!» воскликнул Кокильон.

Три дня он отвлекался этюдами Шопена,
Охотился, пил кофе и смысл постигал,
Ему шептали в ухо, что истина в вине, — но
Он твердою походкой к бессмертью зашагал.

Он днем
был склонен к мыслям и мечтам,
Но в нем
кипели страсти по ночам.

И вот, огнем испепелен и в поиск устремлен,
В один момент в эксперимент включился Кокильон.

Душа его просила, и плоть его хотела
До истины добраться, до цели и до дна, —
Проверить состоянье таинственного тела,
Узнать, что он такое: оно или она?

Но был
в великом опыте изъян —
Забыл
фанатик начисто про кран.

В погоне за открытьем он был слишком воспален,
И миг настал, когда нажал на краник Кокильон.

И закричал безумный: «Да это же коллоид!
Не жидкость это, братцы, — коллоидальный газ!»
Вот так, блеснув в науке, — как в небе астероид —
Простой безвестный гений безвременно угас.

И вот —
в нирване газовой лежит,
Народ
его открытьем дорожит.

Но он не мертв, он усыплен, разбужен будет он
Через века. Дремли пока, Жак-Поль де Кокильон!

А мы, склонив колени, глядим благоговейно.
Таких, как он, — немного четыре на мильон!
Возьмем, к примеру, Бора и старика Эйнштейна,
Раз-два, да и обчелся — четвертый Кокильон.

Анализом этой песни я завершаю сегодняшнюю статью. В последующем я планирую анализировать до 10 песен в статье, чтобы не сильно утомлять Вас, Мои Дорогие Читатели. Эта заметка итак получилась слишком длинной!
В шуточной песне образом Кокильона Высоцкий умело высмеивает псевдо-ученых и любителей изобретать велосипед. Показывает он также и то, что фанатизм в любой сфере деятельности ни к чему хорошему не ведет. Естественно, Кокильона быстренько убрали из школы, подальше от детей — для их же блага. «Так случай не замедлил ославить Кокильона» заметьте, Ославить, а не ПРОславить. Настоящие ученые прославляются, изобретатели велосипедов (коллоидов) – ославляются. Михаил Литвак рекомендует: «Перед тем, как что-то изобрести – сходите в библиотеку и проанализируйте, что и кем уже было сделано в данной области. Иначе Вы рискуете изобрести велосипед или открыть Америку». Коллоид – это не кристаллизующееся вещество, которое, в сочетании с водой, дает клейкие густые растворы
Со второй частью анализа песен можно ознакомиться в статье «Анализ стихов Высоцкого».
Высоцкий психология творчества.

В заключение – немного материала о Владимире Семеновиче, который я взял из Википедии.

За все время Владимиром Семеновичем было написано свыше 100 стихотворений, более 600 песен и одна поэма для детей в двух частях. В общей сложности его перу принадлежит около 700 поэтических произведений.
Много песен было написано специально для кинофильмов, но большая их часть, иногда по техническим причинам, но чаще — вследствие бюрократических запретов, в окончательные версии не вошла (например, в фильмы «Земля Санникова», «Вторая попытка Виктора Крохина», «Особое мнение» и другие).

Стиль и тематика песен

Владимир Высоцкий: «Гитара у меня появилась не сразу. Сначала я играл на рояле, потом — на аккордеоне. Я тогда ещё не слышал, что можно петь стихи под гитару, и просто стучал ритм песни по гитаре и пел свои и чужие стихи на ритмы». — «Пишу я очень давно…».
Как правило, Высоцкого причисляют к бардовской музыке, однако здесь нужно сделать оговорку. Тематика песен и манера исполнения Высоцкого заметно отличалась от большинства других, «интеллигентных» бардов, кроме того, сам Владимир Семёнович достаточно негативно относился к так называемым КСП (клубам самодеятельной песни) и «бардовскому» движению вообще:

«Значит, „Как Вы относитесь к нынешнему менестрелизму и что, по-Вашему, — бардовская песня?“ Во-первых, я эти два слова впервые слышу — слово „менестрелизм“ вот и „бардовская“. Вы знаете, в чём дело — я никак не отношусь. Я никогда к этому никак не относился, никогда себя не считал никаким ни „бардом“, ни „менестрелем“. Вот, и тут, вы понимаете… Я никогда не принимал участия ни в каких „вечерах“ этих, которые организовывались. Сейчас такое дикое количество этих вот так называемых „бардов“ и „менестрелей“, что я к ним не хочу никакого отношения иметь».

Кроме того, в отличие от большинства советских «бардов», Высоцкий был профессиональным актёром и, уже по этой причине, не мог быть отнесён к самодеятельности.
Сложно найти стороны жизни, которые бы он не затронул в своём творчестве. Это и «блатные» песни, и баллады, и любовная лирика, а также песни на политические темы: часто сатирические или даже содержащие резкую критику (прямую или, чаще, написанную эзоповым языком) существующего строя и положения дел, юмористические песни и песни-сказки. Многие песни написаны от первого лица и впоследствии получили название «песни-монологи». В других песнях могло быть по нескольку героев, «роли» которых Высоцкий исполнял, меняя голос (например, «Диалог в цирке»). Это своеобразные «песни-спектакли», написанные для исполнения одним «актёром».
Высоцкий пел о повседневной жизни и о Великой Отечественной войне, о жизни рабочих и судьбах народов — всё это и принесло ему широкую популярность. Точность и образность языка, исполнение песен «от первого лица», искренность автора, экспрессивность исполнения создавали у слушателей впечатление, что Высоцкий пел об опыте собственной жизни (даже об участии в Великой Отечественной войне, по окончании которой Высоцкому было всего 7 лет) — хотя подавляющая часть историй, рассказанных в песнях, была либо целиком и полностью придумана автором, либо основана на рассказах других людей.
Песни Высоцкого отличаются повышенным вниманием, в первую очередь, к тексту и содержанию, а не к форме (с противопоставлением себя эстраде и с критикой (возможно, самой первой) попсы, хотя и без использования термина).
Высоцкий сознательно играл на расстроенной гитаре. Познакомившийся с ним незадолго до его смерти профессиональный музыкант Зиновий Шершер (Туманов) вспоминал:

Я настраивал ему гитару. Очень старался, а он взял инструмент в руки и все струны немножко приспустил. «Я люблю, чтобы она гудела…».

Творчество Владимира Высоцкого было понятым, признанным и востребованным и за рубежом:
Франция
1977 г. «Le nouveau chansonnier international U.R.S.S.» (LE CHANT DU MONDE LDX 74581 (XA1A 74581))
1977 г. «Vladimir Vissotsky» (RCA Victor PL 37029)
1977 г. «La corde raide» (Polydor 2473 077)
1981 г. «Chanson des temps nouveaux» (LE CHANT DU MONDE LDX 74581 (XA1A 74581)) — пластинка «Le nouveau chansonnier international U.R.S.S.» 1977 г. переиздана под новым названием и в новом оформлении.
1981 г. «Le vol arr?t?» (LE CHANT DU MONDE LDX 74 762/63 (XE1D 74 762/63))
1988 г. «Vissotsky Vladimir, Marina Vladi» (LE CHANT DU MONDE)
Серия пластинок «A La Memoire De Vladimir Vyssotski / Светлой памяти Владимира Высоцкого»:
1984 г. «A La Memoire De Vladimir Vyssotski» («Сигнальный». Песни, выступления, посвящения) (VV-000)
1984 г. «Архивные записи» (VV-00A)
1984 г. «Песни 1959—1961 годов» (VV-00B)
1984 г. «Песни 1961—1963 годов» (VV-001)
1984 г. «Песни 1962—1964 годов» (VV-002)
1984 г. «Песни 1963—1965 годов» (VV-003)
1984 г. Шекспир В., «Гамлет»: Спектакль Театра на Таганке (VV-020 bis). На трёх пластинках.
1984 г. «Владимир Высоцкий: Спектакль Московского театра драмы и комедии на Таганке» (VV-021 bis). На трёх пластинках.

США
1972 г. «Underground Soviet Ballads» (VOICE RECORDS RTV 101R)
«Visotsky» (67218). Так называемый «Андреевский» альбом
1979 г. «Нью-Йоркский концерт Владимира Высоцкого» (ME-101545). На двух пластинках
1981 г. «Избранные песни» (Tec-Art, Inc. VI-810218). На двух пластинках
1981 г. «Концерт в Торонто» (Kismet Record Co. K-115)
1982 г. «Робин Гуд» (Kismet Record Co. ExK-121)
1982 г. «Формулировка» (INTERMUSIC)
1983 г. «It is not over yet» (SIGN PRODUCTION, INC. S-002)
1984 г. «Высоцкий начинался так» (SIGN PRODUCTION, INC. S-003)
1984 г. «Песни об Америке» (SIGN PRODUCTION, INC. S-004) Песни для кинофильма «Бегство мистера Мак-Кинли»
1985 г. «Блатная романтика» (SIGN PRODUCTION, INC. S-005)
1987 г. «Антисказки» (Literary Frontier Publishers LFP 006)
Также в США в 1987 г. вышла серия из 7 пластинок «Владимир Высоцкий в записях Михаила Шемякина» (CH-LRP 8822 — CH-LRP 8828)

Финляндия
1979 г. Mustaa Kultaa Vladimir Vysotski ja Melodija-yhtye (kk-38 Stereo)

Германия
1980 г. «Vladimir Vissotski. „Von der Erde“ und andere Lieder» (LE CHANT DU MONDE, Verlag «pl?ne» GmbH 88 212)
1987 г. «Vladimir Vissotski. Wir drehen die Erde. Lieder II» (Verlag «pl?ne» GmbH 88534)
1987—1988 гг. «Vladimir Vissotski. Lieder III» (Verlag «pl?ne» GmbH 88535)
1989 г. «Wladimir Wissozky singt» (Aufbau-Verlag / Amiga 5 95 070, 5 песен)

Болгария
В Болгарии было выпущено 4 персональных пластинки Высоцкого:
1979 г. «Баллады и песни» (совместное производство «Мелодия», БалканТон С90-10769, С90-10770)
1981 г. «Владимир Висоцки. Автопортрет. Българска телевизия представя» (БалканТон BTA 10796)
1984 г. «Владимир Висоцки. Поети с китара» (Balkanton BTK 3801). Миньон
1981 г. «Владимир Высоцки в България» (Balkanton Trading BTTtM 1026)
А также 2 сборника, в которые входили и песни Высоцкого.

Япония
В Японии было выпущено 2 персональных пластинки Высоцкого:.
1982 г. «Vysotsky sings his favorites» (Victor VIP 7308)
1985 г. «Vladimir Vissotski» (OMAGATOKI SC-4001) На двух пластинках.
А также 2 сборника, в которые среди прочих входили и песни Высоцкого.

Корея
В 1992 г. выпущено 2 пластинки.
«Кони привередливые» (King Record Co, Ltd. KP-2134)
«Vladimir Vysotsky. Golden best» (King Record Co, Ltd. KPL-3201)

Израиль
В 1974 г. (1975 г.) вышла пластинка «Неизданные песни русских бардов» (Arton BAN 14472), на которой есть 2 песни Высоцкого: Холода, Звезды.

Источники:

Психолог-психотерапевт Юрий Лемехов | E-mail y.lemekhov@gmail.com WhatsApp, Viber, Telegram, +38-066-452-56-98 Instagram yuriylemekhov

Творчество В.С. Высоцкого. Часть 1 | Психолог-психотерапевт Юрий Лемехов (nevrozovnet.ru)

Добавить комментарий